Главная \ АРХИВ \ СВОБОДА СЛОВА В ЕАО ПОД БОЛЬШИМ ВОПРОСОМ \ СВОБОДА СЛОВА В ЕАО ПОД БОЛЬШИМ ВОПРОСОМ

СВОБОДА СЛОВА В ЕАО ПОД БОЛЬШИМ ВОПРОСОМ

21723

Я думаю, наши читатели понимают, что журналисту в ЕАО оставаться независимым не просто. Но мы никогда не жаловались на отношение к нам и действия в отношении нас правоохранительных структур. Мы ведь сами выбрали такую стезю, и выбирая, прекрасно понимали, чем это чревато. Иными словами, мы знали на что шли и чем рискуем.

Но мы не знали, что в ЕАО наступит время, когда для самих правоохранительных структур законы перестанут иметь значение.

Это началось с приходом на нашу территорию эпидемии. В первый раз в редакцию пришли двое в полицейской форме – мужчина и женщина летом, представились дознавателями и заявили, что мы размещаем недостоверную информацию. Они, мол, это выяснили в рамках какого-то мониторинга. Потребовали от меня дать объяснение, но сами объяснить, какая именно информация, опубликованная мною, является недостоверной, не смогли.

В общем, немного пощекотали нам нервы и ушли. Примерно через пару месяцев в редакции снова появился человек в форме, как выяснилось

целый начальник отдела, сообщил, что в отношении меня он ведёт проверку, и опять в рамках какого-то мониторинга, что я в своей публикации опять написала что-то не соответствующее действительности.

И снова долгий разговор, протокол опроса, «подпишите здесь», «распишитесь там» …

Я так и не поняла, что именно я нарушила, но полицейский и сам, видимо, не очень-то это понимал. Он ушёл. На этом всё и закончилось. Вернее, я думала, что всё закончилось.

Сегодня 30-е декабря. Но началась эта история вчера. Примерно в семь часов вечера в дверь моей квартиры настойчиво постучали. На мой вопрос «кто там?» я услышала «участковый полицейский». А голос был женским. Посмотрела в глазок: действительно дама в полицейской форме. Честно говоря, я была очень удивлена. Дама называла меня по имени и отчеству, значит, знала точно, к кому она пришла. Но, судя по всему, не знала, что в настоящее время не имеет права требовать от меня пустить её в квартиру. Насколько мне известно, губернатор ЕАО не отменял введённых ограничений. Никто не может, включая полицейских, «ломиться» в квартиру к человеку, который, в силу своего возраста, находится в группе риска.

В общем, я дверь не открыла, предложила ей прийти утром в редакцию.

И она пришла.

Сегодня, 30-го декабря, примерно в одиннадцать часов она пришла в сопровождении другого участкового, который к нашему участку никакого отношения не имеет. Первый её вопрос удивил меня ещё больше, чем вечерний визит. В присутствии главного редактора газеты она безапелляционным тоном спросила: «Елена Николаевна! Вы, как заместитель главного редактора отсматриваете все материалы, которые размещаются на сайте. Я правильно понимаю?».

То есть, я, по её мнению, вычитываю материалы, втайне от главного редактора, который понятия не имеет, что размещается на нашем сайте?

Но ответила ей не я, а главный редактор: «Нет, вы неправильно понимаете».

Ответ, судя по всему, пролетел мимо…

– Я задаю вопрос вам! – заявила участковая полицейская.

– А на каком основании вы задаёте мне этот вопрос? – поинтересовалась я.

– Я здесь в рамках ОСБ зарегистрированного заявления в отношении вас.

– Хорошо. Покажите мне это заявление.

– Я могу вам его сама зачитать.

– Вы должны мне его показать, – настаивала я.

И она показала. Издалека. Пришлось долго объяснять, что она должна меня с ним ознакомить., то есть дать мне возможность его прочесть. Наконец, участковая положила передо мной это заявление, но пальцем закрыла, как она сама объяснила, персональные данные заявителя (фамилию Копылова и его телефон).

А теперь я хочу показать это заявление вам, уважаемые читатели, дать вам его прочесть:

20201230_113057

Вот так! Господин Копылов просит привлечь меня к уголовной ответственности! Есть ли в указанной в заявлении публикации хоть что-то, что послужило бы поводом для возбуждения в отношении меня уголовного дела? Нет, ничего такого нет. Вы сами можете прочесть её на нашем сайте и убедиться в моей правоте. Но, судя по всему, отсутствие доказательств – не причина отказать господину Копылову в его просьбе.

Зачем я всё это рассказываю? Затем, чтобы жители Еврейской автономной области знали: свобода слова в ЕАО сегодня под большим вопросом, а проверки полиция начинает в отношении журналистов по просьбам чиновников.

Попросили чиновники, и участковый уполномоченный, заметьте, не дознаватель, не следователь, а именно участковый уполномоченный приходит затемно домой к журналисту, домой, а не на его рабочее место, опросить его по вопросам, касающимся именно работы! И на следующий день – тоже участковый, вернее, два участковых, вместо одного дознавателя или следователя.

Не удивляйтесь, если вдруг на нашем сайте перестанут появляться свежие публикации. А это может произойти, потому что в ЕАО, судя по всему, наступило время, когда, к сожалению, для самих правоохранительных структур законы перестали иметь значение.

Я думаю, это не последний визит людей в форме и в редакцию, и ко мне домой. Впереди праздники. А в праздники всё может быть.

Уверена, что вы понимаете, насколько непросто оставаться независимым журналистом в Еврейской автономной области. Но мы никогда не жаловались. И сейчас это не жалоба, а предоставление вам абсолютно достоверной информации о том, что и мне лично, и нашему изданию объявлена, по большому счёту, война.

И мне, и нашему изданию нужна ваша поддержка, ваша помощь нужна нашему сайту.  

Елена ГОЛУБЬ

 

Заголовок блока
IMG_20200320_124358_4 Sledstvennyj_komitet_Rossii 
Телефон:
Яндекс.Метрика