Главная \ ПРОТОКОЛЫ, ЗАТЕМ, ВИДИМО, ПРОСЛУШКА, ОБЫСКИ… \ ПРОТОКОЛЫ, ЗАТЕМ, ВИДИМО, ПРОСЛУШКА, ОБЫСКИ…

ПРОТОКОЛЫ, ЗАТЕМ, ВИДИМО, ПРОСЛУШКА, ОБЫСКИ…

36640

Rajonnyj-sud11

9-го января в Биробиджанском районном суде состоялось второе судебное заседание по делу об административном правонарушении, которое заключается, по мнению нашей доблестной полиции, в оскорблении государственной власти.

    А оскорбила её, судя по протоколу, я. Не буду углубляться в подробности судебного процесса. Это я сделаю чуть позже. А сейчас остановлюсь на том, что произвело на меня неизгладимое впечатление.

   Я занимаюсь журналистикой уже восемнадцать лет. За эти годы много чего было, в том числе и судебные процессы, на которых «Газете на Дом» пытались предъявлять претензии разные люди, в основном чиновники. Были и конкретные обвинения в том, что в какой-то моей публикации присутствуют, якобы, недостоверные сведения, или оскорбительные выражения в чей-то адрес.

   И мы в процессе судебных разбирательств опровергали эти обвинения, доказывали свою правоту, в том числе и с помощью независимой лингвистической экспертизы.

   Но то, что мне посчастливилось наблюдать на первом судебном заседании 30-го декабря, а затем на втором – 9-го января, для меня стало просто настоящим потрясением.

   Оказывается, любой человек, имеющий диплом школьного учителя русского языка, может назвать себя специалистом в области лингвистической экспертизы, не являясь при этом таковым и не имея соответствующего документа, позволяющего осуществлять экспертную деятельность. А доблестные стражи порядка, по чьей, мягко выражаясь, просьбе этот школьный учитель диктует под запись своё так называемое «экспертное» мнение, подшивают его в дело.

    Более того, этот человек по фамилии Гузева, имеющая диплом школьного учителя, приходит в суд и, не помня содержания моей публикации, ставшей предметом судебного разбирательства, заявляет, что в ней присутствует оскорбление государственной власти в лице конкретно господина Гольдштейна. А оскорблением, по её мнению, является, как я поняла, словосочетание «далёкий от медицины человек».

    При этом она просто вырывает данное словосочетание из одной фразы и соединяет его со словом, вырванным из совершенно другой фразы, затем вещает суду что-то про контекст всей моей публикации в целом…

    Вы впечатлены, уважаемые читатели? А ведь это ещё не всё, что потрясло меня до глубины души. Дело в том, что есть в нашей полиции такая мадам Зверева – большая начальница: начальник отдела организации общественного порядка и взаимодействия с органами исполнительной власти субъектов Российской Федерации и органами местного самоуправления.

    Ну, во-первых, когда меня вызвали в полицию для составления протокола об административном правонарушении, я эту мадам там, как говорится, в глаза не видела. Со мной общались совсем другие люди.

   А в суд на первое заседание 30-го декабря в качестве свидетеля явилась именно мадам Зверева и, не моргая своими стальными глазами, стала давать свидетельские показания.

   Я её попросила повторить то же самое, но глядя уже не в глаза судьи, а в мои. У неё не получилось…

   А на второе судебное заседание 9-го января она привела своих подчинённых и те, поставив свою подпись в расписке об ответственности за дачу ложных показаний, слегка смущаясь, пытались повторить показания мадам Зверевой. Замечу: это были люди в погонах, офицеры…

   Мучительно пытаюсь вспомнить, были ли случаи в нашей области, когда должностных лиц привлекали бы к ответственности за дачу ложных показаний. Пытаюсь, но не могу. К сожалению…

  Третье заседание состоялось сегодня – одиннадцатого января. Подробно о нём я расскажу в следующей публикации.

   И ещё: я уже получила по почте протокол о третьем административном правонарушении, составленный этими же людьми в погонах, что даёт мне основательный повод предполагать организацию в отношении меня травли со стороны госпожи Зверевой и её подчинённых. 

  Это давно известный способ заставить журналиста замолчать: протоколы, затем, видимо, прослушка, обыски и так далее – до прощания в ритуальном зале.

    А почему? Потому что я оскорбила государственную власть? Нет! Я никогда не преследовала такую цель. Напротив, моя задача – очищение государственной власти от чиновников-коррупционеров. И это то, кстати, к чему неоднократно призывал Президент Российской Федерации. А мадам Зверева, видимо, невнимательно слушает Президента.

   А кого же она слушает внимательно? Это риторический вопрос. Ответ нам с вами и так известен, не правда ли, уважаемые читатели? 

    Елена ГОЛУБЬ 

P.S. Уважаемые читатели! Газете очень нужна ваша помощь.

Ваши добровольные пожертвования – гарантия существования «Газеты на Дом». Вы можете перечислить любую сумму денег на карту Сбербанка 2202 2061 5812 2247 МИР, если, конечно, хотите, чтобы газета продолжала рассказывать о том, о чём молчат другие СМИ.

Заголовок блока
IMG_20200320_124358_4 Sledstvennyj_komitet_Rossii 
Телефон:
Яндекс.Метрика