Главная \ ХВАТИТ, Я ДУМАЮ, НА ПОЖИЗНЕННОЕ \ ХВАТИТ, Я ДУМАЮ, НА ПОЖИЗНЕННОЕ

ХВАТИТ, Я ДУМАЮ, НА ПОЖИЗНЕННОЕ

97952

IMG-20220817-WA0004

    Окончательную сумму ущерба, нанесённого здравоохранению ЕАО бездарными, безответственными, глупыми, но очень жадными чиновниками за последние два-три года определить всё ещё довольно трудно, потому что эта сумма ежедневно продолжает расти.

   Но определить хотя бы приблизительно можно, что я и попытаюсь сделать, потому что, по моему глубокому убеждению, это необходимо жителям области. Люди должны знать, почему они, по сути, лишены доступной медпомощи, почему они месяцами не могут получить льготные лекарства, почему они вынуждены для прохождения стандартного набора исследований обращаться в соседний регион и, наконец, почему их близкие умирают, если медоборудование, предназначенное для их спасения, якобы закупается в медучреждения.

   Итак, шестьдесят миллионов рублей – это озвученная в своё время цена четырёхтонного Ангиографа. К шестидесяти миллионам надо добавить ещё, я думаю, миллиона три. Вряд ли дешевле обошёлся снос капитальной стены одного из корпусов областной больницы, ремонт помещения на пятом этаже больницы, подъём и установка четырёхтонного аппарата на этом пятом этаже. Ещё миллиона полтора ушло на оплату приглашённых из Хабаровска врачей-специалистов, на обучение местного врача, на приобретение какой-то небольшой партии расходников для запуска Ангиографа.

   Итого примерно шестьдесят четыре с половиной миллиона рублей. Ангиограф поработал недели две – и всё! Не работает уже год, во-первых, потому что расходники для него не закупаются, а во-вторых, и это главное, прокуратура подтвердила озвученный мной факт установки четырёхтонного аппарата без разработки проектной документации и положительного экспертного заключения. А без этого запускать в работу Ангиограф нельзя.

   Иными словами, находясь на пятом этаже, этот аппарат несёт угрозу жизни и здоровью тех, кто находится под ним – этажами ниже. А это, как я понимаю, значит, что аппарат должен быть демонтирован…

   К тому же, такое высокотехнологическое оборудование, как Ангиограф, само приходит в негодность, если долго находится в нерабочем – выключенном состоянии.    

    А пока весь год рядом с неработающим Ангиографом сидит медсестра и получает зарплату, как сотрудница этого отделения, там же числится и санитарка, которая пыль с неработающего аппарата стирает. И если добавить к озвученной выше сумме их зарплаты за год, получится без малого шестьдесят пять миллионов рублей.

   Далее: сорок шесть миллионов рублей, (сумма, озвученная чиновниками), потрачены на томограф для областной больницы. Этот томограф провалялся в разобранном состоянии, в коробках, в коридорах больницы примерно, или не примерно год, и так и не был установлен и введён в эксплуатацию.

   После выхода в августе моей публикации «Оказывается, так можно», год валяющийся в приёмном покое томограф за сорок шесть миллионов рублей стремительно исчез оттуда. Куда – пока неизвестно, но я постараюсь выяснить. А ещё через некоторое время нам торжественно сообщили о покупке нового томографа за сорок четыре миллиона рублей, (не сообщив, куда исчез первый за сорок шесть миллионов).

   Новый томограф установили и даже попробовали запустить. Но исследования на нём до сих пор не проводятся.

   Почему он не работает? Одни говорят: потому что нет врачей-специалистов, другие – потому что он сломанный. Но официальной информации по этому поводу нет Она закрыта, как государственная тайна.

   Зато  на одном из заседаний Жуков проговорился, что долг областной больницы составляет уже почти пятьсот миллионов рублей.

   После ухода из больницы Рябко долг составлял триста с лишним миллионов рублей.

   Рябко сменила Стороженко и резко урезала зарплаты медицинским работникам, якобы, для того, чтобы гасить долг больницы. В результате из больницы уволилось большое число врачей и квалифицированных медсестёр, что дало Стороженко возможность экономить на фонде заработной платы. Но… после ухода Стороженко долг больницы, если верить Жукову, увеличился почти на двести миллионов рублей…

   Замечу, речь идёт о государственном медицинском учреждении, которому ТФОМС проплачивает, согласно тарифу, за каждого пролеченного пациента, выполняя свои обязанности в полном объёме. Более того, в общий кошелёк больницы поступают деньги, которые зарабатывает областная поликлиника.

   К тому же, достаточно долго больница получала деньги за лечение ковидных пациентов по тарифу в двести с лишним тысяч рублей за каждого больного. А долг больницы не уменьшился, а вырос почти вдвое.

   В результате получается, что неокончательная сумма ущерба, нанесённого за последние два-три года здравоохранению ЕАО бездарными, безответственными, глупыми, но очень жадными чиновниками, составляет по моим подсчётам более шестисот миллионов рублей. И это – только по трём перечисленным мной пунктам: Ангиограф, томограф, задолженность больницы.

    А сколько ещё таких пунктов можно перечислить? Много, очень много, так много, что хватит, я думаю, на пожизненное...

Елена ГОЛУБЬ

  P.S. Уважаемые читатели! Газете очень нужна ваша помощь.

Ваши добровольные пожертвования – гарантия существования «Газеты на Дом». Вы можете перечислить любую сумму денег на карту Сбербанка 2202 2061 5812 2247 МИР, если, конечно, хотите, чтобы газета продолжала рассказывать о том, о чём молчат другие СМИ.

Заголовок блока
IMG_20200320_124358_4 Sledstvennyj_komitet_Rossii 
Телефон:
Яндекс.Метрика