Главная \ ЭТО ЧТО – МЕСТЬ ШКОЛЬНЫХ УЧИТЕЛЬНИЦ? \ ЭТО ЧТО – МЕСТЬ ШКОЛЬНЫХ УЧИТЕЛЬНИЦ?

ЭТО ЧТО – МЕСТЬ ШКОЛЬНЫХ УЧИТЕЛЬНИЦ?

16789

XXL

   Она росла здоровым ребёнком. Но два года назад, когда Марии было семнадцать лет, она переболела ковидом. А после этого у неё развился сахарный диабет. Причём, в довольно серьёзной форме. Почти сразу Мария стала инсулинозависимой со всеми вытекающими отсюда последствиями.

    Учитывая состояние областного здравоохранения, нетрудно догадаться, что за здоровье дочери, за возможность получать более или менее качественную медицинскую помощь, за обеспечение ребёнка положенными ей по законодательству препаратами и аппаратами, её родителям пришлось отчаянно бороться.

    Мария заболела диабетом, будучи ещё не совершеннолетней, поэтому и рецепты, и расходные материалы она получала от детской больницы. И инвалидность на срок один год ей также оформляли по представлению детской больницы.

   Но было одно «но». Согласно законодательству, страдающего сахарным диабетом человека государство должно обеспечивать всеми необходимыми лекарственными препаратами и средствами диагностики.

   Специальный датчик, круглосуточно контролирующий уровень сахара в крови – это средство диагностики. Но именно в обеспечении таким датчиком Марии упорно отказывали. Мама Марии обращалась к Жукову. По её словам, Жуков ей ответил, что департамент обеспечит датчиками девочку только по решению суда.

    То есть он открыто признавал, что добровольно выполнять нормы законодательства, касающиеся сферы здравоохранения, и постановления Минздрава РФ он не будет. Разве что, только по принуждению суда.

    Для чего тогда эти законы принимались? Вопрос!!! И ещё: если чиновник открыто заявляет, что не намерен исполнять российское законодательство, разве он не должен быть привлечён к ответственности, особенно если такие его действия несут угрозу здоровью граждан, в том числе и детей?

    Чтобы Марию начали обеспечивать датчиками контроля уровня сахара в крови, её маме пришлось обратиться в прокуратуру. Вмешательство надзорного органа помогло решить эту проблему.    Прокуратура обратилась в суд в интересах тогда ещё несовершеннолетней девочки. Суд встал на её сторону, и обязал департамент здравоохранения организовать бесперебойное обеспечение Марии такими датчиками.

    А через год девочка достигла совершеннолетия. В детской больнице её с учёта сняли и поставили на учёт в областной больнице уже как взрослую пациентку. Вот тогда и начались серьёзные проблемы.

    Несмотря на решение суда, родителям Марии приходится каждый год добиваться от департамента здравоохранения закупки датчиков. А на самом деле исполнение решения суда должны контролировать приставы, взыскивать с департамента штрафы за неисполнение. Но приставы объяснили маме Марии, что они этого не делают, потому что, якобы, у департамента нет денег.

   Странный подход к соблюдению законодательства, не так ли? Приставы охотно выражают сочувствие департаменту и лишают сочувствия людей, больных диабетом, забывая о том, что от своевременного обеспечения человека датчиками контроля за уровнем сахара зависит порой не только его здоровье, но и жизнь?

    Другая проблема: инсулин. Он бывает разных видов, и только лечащий врач определяет, какой именно инсулин необходим пациенту. При этом инсулины разных видов не являются взаимозаменяемыми.

  Изначально Мария получала рецепты на инсулин «Аспарт фиасп». А потом вдруг ей стали предлагать в аптеке другой инсулин, который ей не подходит, более того, применение которого может причинить вред её здоровью.

    И снова мама пошла по кабинетам департамента здравоохранения, где ей заявили, что разницы в том, какой инсулин Мария принимает, абсолютно нет. Мол, сегодня мы закупает один вид инсулина, завтра – другой, послезавтра – третий, а вы пользуйтесь тем, который мы закупаем.

– Я разговаривала с Жуковым, – рассказывает мама Марии. – Спрашивала его: знает ли вы, что инсулины не взаимозаменяемы? Он сказал, что знает, но при этом под его руководством департамент закупает один вид инсулина для всех диабетиков в области! Получается, что людям осознанно выдают инсулин, который им не подходит и может навредить их здоровью?

    Интересный вопрос, правда? А дальше история развивалась ещё интересней. Мария в прошлом году поступила в Амурскую медицинскую академию в г. Благовещенске. Мечтает стать врачом. И, поскольку в Биробиджане нет эндокринолога, наш департамент здравоохранения попросил девушку пройти осмотр у эндокринолога в Благовещенске и привезти оттуда справку от врача-специалиста о том, какой именно инсулин ей показан.

   Она привезла такую справку, заверенную печатями и подписью врача, в которой указан инсулин «Аспарт фиасп», то есть быстродействующий инсулин.

   Тут же из департамента здравоохранения ЕАО (или из «МИАЦ», что одно и то же) в Благовещенск прилетела жалоба на этого врача. Жалоба аж на шести листах!!!

     То есть школьных учительниц из департамента здравоохранения не устроило, что благовещенский врач честно выполнил свою работу, и за это они потребовали от руководства благовещенского медучреждения наказать врача?

     – Мне здесь вообще заявили, что я сильно много требую для своей дочери, – говорит мама Марии. – Мол, и так получила больше, чем должна была: датчики контроля сахара вынуждены покупать для вашей дочери. А теперь ещё инсулин, который прописывает врач?!

    То есть, по мнению школьных учительниц департамента здравоохранения ЕАО, всё, что положено человеку с сахарным диабетом по российскому законодательству, это слишком много?

   Может быть, исходя из мнения этих школьных учительниц, в конце декабря прошлого года с Марии вдруг сняли инвалидность? Не поверите, но при том, что девушка прошла всех врачей, сдала все необходимые анализы, прошла все необходимые процедуры и получила врачебное заключение о том, что у неё диабетическая дистальная симметричная сенсорная полинейропатия – выраженные сенсорные нарушения, ей в местном «Бюро МСЭ» отказываются продлять инвалидность.

   Согласно нормативам, утверждённым на федеральном уровне, нарушения здоровья рассчитываются в процентах. Термин «выраженные нарушения» – это 60 процентов. А когда Марии первый раз продлевали инвалидность, у неё были «умеренные нарушения» , что соответствовало 40-ка процентам.

   Иными словами, состояние здоровья девушки за год ухудшились, а её лишают инвалидности, констатируя таким образом, что Мария уже чуть ли не выздоровела. При этом, как рассказывает её мама, на освидетельствование в «Бюро МСЭ» Марию заставили приехать из Благовещенска несмотря на то, что у неё в это время была сессия. Пугали тем, что, если она не приедет, с неё снимут инвалидность. Она попросила перенести экзамены, приехала. В «Бюро МСЭ» её просто осмотрели, проигнорировали результаты анализов и заключение врача-эндокринолога и написали в протоколе, что при выраженных нарушениях их процент составляет всего 20, а не 60!

    Это что – месть школьных учительниц, окопавшихся в департаменте здравоохранения ЕАО, только-только достигшей совершеннолетия девушке, по сути, ещё ребёнку за то, что её мама пыталась защитить её права?

    Это не риторический вопрос.  Я прошу прокуратуру ЕАО помочь родителям защитить права Марии.

   Прошу провести проверку на предмет законности действий департамента здравоохранения ЕАО и «Бюро МСЭ» по отношению к Марии. Всех действий: начиная от необеспечения её инсулином, назначенным врачом, до снятия инвалидности.

    Жизнь этой девятнадцатилетней девушки только начинается. И она не может закончиться по желанию неквалифицированных и мстительных личностей. Они – не Боги, хоть и считают себя таковыми! Они, судя по их действиям, больше походят, на мой взгляд, на преступников.

   Скажу больше: в нашей области таких детей, страдающих сахарным диабетом и инсулинозависимых, много. Но только четверым из них, по примеру родителей Марии, удалось с помощью суда добиться обеспечения их датчиками контроля сахара в крови. Остальные продолжают выживать, а не жить! Разве это нельзя назвать преступными действиями ответственных чиновников по отношению к детям, да и к взрослым людям, страдающим диабетом?

     Елена ГОЛУБЬ

   P.S. Уважаемые читатели! Газете очень нужна ваша помощь.

Ваши добровольные пожертвования – гарантия существования «Газеты на Дом». Вы можете перечислить любую сумму денег на карту Сбербанка 2202 2061 5812 2247 МИР, если, конечно, хотите, чтобы газета продолжала рассказывать о том, о чём молчат другие СМИ.

Заголовок блока
IMG_20200320_124358_4 Sledstvennyj_komitet_Rossii 
Телефон:
Яндекс.Метрика