Главная \ АРХИВ \ БОЛЬНИЦА – КЛАДЕЗЬ УГОЛОВНЫХ ПРЕСТУПЛЕНИЙ? \ БОЛЬНИЦА – КЛАДЕЗЬ УГОЛОВНЫХ ПРЕСТУПЛЕНИЙ?

БОЛЬНИЦА – КЛАДЕЗЬ УГОЛОВНЫХ ПРЕСТУПЛЕНИЙ?

59934

Vstrecha-v-bolnitse-s-Bratynenko-20-dekabrya-2021_16

   Вчерашний день был насыщен событиями в сфере нашего уже почти угробленного здравоохранения. Правда, никаких таких событий бы не было, если бы не врачи реаниматологи-анестезиологи.

Ничто не могло заставить как нынешнюю областную власть, так и министерских товарищей, наблюдающих за творящимся здесь ужасом, вмешаться в ситуацию и начать наводить порядок: ни закрытие хирургического отделения, ни отсутствие врачей-неонатологов в родильном отделении, ни отказ медиков брать на себя совмещение из-за отсутствия в областной больнице кадров. И только когда на стол ульчской дамы со скверной репутацией по фамилии Стороженко, усаженной Жуковым в кресло главного врача областной больницы, положили заявления об увольнении из экстренной службы реанимации семь врачей анестезиологов -реаниматологов и информация об этом вышла за рамки медиапространства области, во-первых, господин губернатор ЕАО из Москвы прислал указание вице-губернатору встретиться с медиками областной больницы и поликлиники, а во-вторых, к нам пожаловали гости из Министерства здравоохранения РФ.

Сам господин губернатор, судя по официальным сообщениям, сильно занят: встречается со своей бывшей начальницей – главой Совета Федерации Валентиной Ивановной Матвиенко и рассказывает ей о том, что наша несчастная область, оказывается, закончила год «со сбалансированным бюджетом и необходимыми ресурсами». А ещё – о своих планах преобразований в регионе на пятилетнюю перспективу. А Валентина Ивановна, выслушав господина губернатора ЕАО, якобы, подчеркнула, что в ближайшие годы «люди должны почувствовать повышение своего жизненного уровня…». В общем, я думаю, они друг другом остались довольны.

А в это время вице-губернатор Братыненко выслушивал медиков, которые рассказывали ему о том, что в областной больнице в настоящее время совершаются, по большому счёту, уголовные преступления.

Я не буду публиковать всю аудиозапись двухчасового мероприятия. Просто приведу здесь то, что считаю главным из прозвучавшего вчера – 20-го декабря на упомянутой встрече из уст врачей и медицинских сестёр, уже доведённых, по сути, до отчаяния.  

Итак, озвученный медиками перечень уголовных преступлений:

  1. В хирургическом отделении дежурит не врач-хирург, а практикант – ординатор, причём, в одиночку. То есть, госпожа Стороженко, не оплатив в полном объёме работу врачей-хирургов за предыдущий месяц, сознательно спровоцировала их увольнение, а затем, в нарушение всех норм и законов, направила на ночные дежурства практикантов, ставя под угрозу жизни пациентов, особенно тех, кому требуется экстренная хирургическая помощь.
  2. Госпожа Стороженко издала приказ о том, что хирургическую помощь пациентам, поступающим в приёмное отделение больницы, должны оказывать врачи-терапевты, которым на самом деле, согласно всем нормам и законам, запрещено оказывать такую помощь. В результате, исполняя приказ Стороженко, врачи-терапевты, как они сами отметили на этом совещании, совершают, по сути, уголовное преступление.
  3. Закупленный за десятки миллионов рублей Ангиограф в больнице не работает, просто стоит на пятом этаже, потому что больница не закупает необходимые для его работы расходные препараты. А не закупает она их, потому что они очень дорогие, у больницы на это нет денег. И судя по сотням миллионов рублей, составляющим долги больницы, денег на закупку дорогостоящих расходников в ближайшие несколько лет не будет. Иными словами, Жуков и компания, приобретая Ангиограф, не просчитывали и не закладывали в бюджет больницы необходимые средства на обеспечение работы этого аппарата, понимая, что взять эти деньги неоткуда. То есть они сознательно израсходовали федеральные средства на оборудование, заведомо зная, что оно работать не будет?  
  4. Хирургических больных, которым требуется операция, больница транспортирует в Хабаровск на автомобиле в сопровождении медсестёр хирургического отделения, но без медикаментов и без какого-либо медоборудования. Если в дороге пациенту потребуется экстренная помощь, оказать её будет просто невозможно.
  5. В родильном отделение областной больницы нельзя оказывать экстренную помощь женщинам, например, проводить кесарево сечение, потому что в этом случае помощь новорожденному должен оказывать врач-неонатолог, которого нет. Эта проблема в родильном отделении больницы не решается уже год.

Вместо неонатолога помощь оказывает детский хирург. И это не просто нарушение. Это, как я понимаю, уголовное преступление.

  1. За отработанные часы в ноябре текущего года, за дополнительную      работу, за переработки Стороженко не выплатила в полном объёме заработную плату медикам несмотря на то, что все эти часы и переработки были задокументированы. То есть Стороженко позволила себе, на мой взгляд, самоуправство, что, насколько мне известно, является уголовным преступлением.

Это не полный перечень уголовных преступлений, озвученный медиками на совещании с господином Братыненко. Полный может оказаться в два-три раза больше!  

Кроме того, в течение двухчасового мероприятия из уст медиков неоднократно звучала фамилия учительницы Хромовой. Медики требовали немедленно убрать из здравоохранения эту даму: «Что она делает в здравоохранении?», «Кто она такая?», «Почему она ходит по больнице и поликлинике, как хозяйка, даёт какие-то распоряжения? На каком основании присутствует всё время на совещаниях по вопросам медицины?», «Какое отношение она имеет к медицине?», «Уберите её! Уберите из МИАЦ!».

А Жуков слушал и молчал… Судя по всему, он не привык присутствовать на совещании без учительницы Хромовой. Она всегда была рядом. А в этот раз – нет. И некому было подсказать бедному Жукову, что ему делать, как реагировать, что говорить. Поэтому чувствовал он себя, видимо, неуютно. Смотрел куда-то вдаль, и когда речь зашла о величине зарплат медиков, даже бровью не повёл.

Виктор Манкевич, врач анестезиолог-реаниматолог: — Главная проблема — это недофинансирование. ФОМС, как мы думаем, не доплачивает. За счёт этого возникает большая кредиторская задолженность. Наши тарифы значительно отличаются от тарифов по Российской Федерации.

Второй вопрос – оклады медицинских работников. Они в разы меньше, чем оклады в соседних регионах. У нас оклад врача составляет от восьми до десяти тысяч рублей, а в городе Хабаровске они от 18 тысяч рублей и выше…

К слову сказать, та же Хромова, которая не врач, и даже не медсестра, а бывшая учительница, и которая непонятно, что делает в здравоохранении, получает в МИАЦ в общей сложности, как утверждают её коллеги, и как значится в ведомостях этой медорганизации, около двухсот тысяч рублей в месяц.

Я обращаю ваше внимание на то, что она получает эти деньги из бюджета здравоохранения области, из того самого бюджета, в котором нет денег на расходники для Ангиографа, на достойные зарплаты медикам, на лекарственные препараты первой необходимости и т.д…

Однако, пора рассказать, чем закончилось это двухчасовое совещание и что предложил медикам вице-губернатор Братыненко.

А предложил он сначала, образно выражаясь, «замусолить» тему: создать какую-то рабочую группу, которая неизвестно сколько будет разбираться по каждому озвученному вопросу отдельно. Сколько времени на это уйдёт? Месяц? Год? А уже через восемь дней – 29 декабря в отделении реанимации в экстренной службе останется только практикант – ординатор? Собравшихся такое предложение не устроило. И тогда Братыненко предложил провести повторное совещание через неделю.

А я вот понять не могу: зачем? Разве у вице-губернатора нет возможности самому разобраться в поставленных медиками вопросах? Разве он не вправе потребовать от Стороженко вернуть людям заработанные ими деньги? Разве его должность не позволяет ему решить вопрос о соответствии Стороженко занимаемой должности?

Вправе! Позволяет! И возможность есть. Вопрос в другом: есть ли желание всё это сделать?

Елена ГОЛУБЬ

-------------------------------------

Уважаемые читатели!

Если вы считаете, что независимое Интернет-издание «Газета на Дом» должно продолжать работать, освещать проблемы, рассказывая о том, о чём молчат другие СМИ, поддержите его.

Ваши добровольные пожертвования, независимо от того, большие они или нет, сегодня – гарантия существования «Газеты на Дом». А размер в данном случае не имеет значения. Вы можете перечислить любую сумму денег на карту Сбербанка 4276 7015 0147 9234 visa.

Заголовок блока
IMG_20200320_124358_4 Sledstvennyj_komitet_Rossii 
Телефон:
Яндекс.Метрика